В запасе

Окончил Балашовское военное авиационное училище (1955 г.) по 1 разряду, Военную академию им. Ф.Э. Дзержинского (1968 г.).

После училища получил назначение на Семипалатинский полигон в отдельную военно-транспортную эскадрилью. В июле 1956-го женился.

1955-1963 – служба в Военно-воздушных силах на Семипалатинском полигоне: лётчик, лётчик-штурман звена самолётов связи, начальник штаба эскадрильи.

Служба в РВСН:

1963-1968 - слушатель Военной инженерной академии им. Ф.Э. Дзержинского (окончил с отличием);

1968-1971-1974 - начальник штаба и командир 480 Дрезденского ракетного полка (Дагестанская АССР);

1974-1976 - начальник штаба 35 ракетной дивизии (г. Орджоникидзе, Северо-Осетинская АССР);

07.1976-01.1982 - командир 42 ракетной дивизии (г. Нижний Тагил).

1982-1987 - начальник кафедры управления повседневной деятельностью войск Военной академии им. Ф.Э. Дзержинского.

Заведующий кафедрой шахмат ГЦОЛИФК-РГУФК с 1990 по 2010 годы, президент Шахматной федерации Москвы (1989 - 1995 гг.).

Молодым приходилось много летать. 20 сентября 1956 года я попал в аварию, меня наказали 10-ю сутками ареста за то, что не сделал контрольный круг над аэродромом. Как это произошло? Возвращались с задания из Усть-Каменогорска, попали в жуткий буран. Диспетчером Усть-Каменогорского аэродрома был хороший парень по имени Вася. Спросили у него – какая погода? Он ответил: лучше не лететь. Но как не лететь? Надо выполнять задание. Полетели на мой страх и риск, ответственность лежала на мне. От земли до высоты трехсот метров не было видно ни зги. Я летел выше, по каким-то признакам узнал свой аэродром. Там у нас бетонка была рядом с ангаром. Я увидел ангар этот и бетонку, старался на нее попасть, но промахнулся, приземлился на землю, и самолет перевернулся. К счастью, не загорелся. Я вытащил и полковника, и лейтенанта, которых вез, сам потерял сознание, и меня увезли в госпиталь. А попутчики мои целыми остались, не поняли даже толком, что случилось.
На Семипалатинском полигоне испытывали ядерное оружие. Наша работа заключалась в том, чтобы после взрыва выполнять облет местности. Брали с собой специалистов, они проводили замеры, фотографировали. После взрыва я летел в самое пекло. Могу сказать, что ядерный взрыв – страшная штука. Тогда испытывали заряды мощностью 0,3 мегатонны. На Новой Земле испытали бомбу мегатонной мощности, но это было уже чересчур, рисковали всколыхнуть Северный Ледовитый океан. Когда возвращались с заданий на аэродром, дозиметрические приборы зашкаливали…
Сегодня от нашей эскадрильи в живых осталось процентов пять! У меня сын Юрочка в 1957 году родился с ДЦП, умер через 1,5 месяца после рождения. Потом жена умерла – думаю, от рака костей. У многих там был рак крови, костей, мозга. Даже ракетчики, которые работали вдалеке от очага поражения, и те умирали. Вася Соболевский, Леня Авербах, замечательный человек был, замполит Владимир Федорович Терехин и другие. Умерли все. Мы ведь имели дело с ядерным оружием. Никто не застрахован от его воздействия.
 
 
 
 
 

посредине стоит
Главнокомандующий РВСН Главный Маршал артиллерии, Герой Социалистического труда Толубко Владимир Федорович,
справа от него
Начальник Главного штаба РВСН генерал-полковник, Герой Советского Союза Вишенков Владимир Михайлович (звание Героя СССР получил,будучи летчиком в годы ВОВ в звании ст.лейтенант)),
крайний справа – командир дивизии генерал-майор Линовицкий Е.П., крайний слева
Командующий армией генерал-полковник Герасимов Владимир Иванович, рядом с ним-
заместитель начальника политотдела дивизии полковник Тюленев Александр Ильич.
Снимок сделан во время пребывания Главнокомандующего РВСН в нашей дивизии в 1980г. при перевооружении на БРК СПУ "Пионер".

 
 



Как редактировать свою анкету выпускника

Крайнее посещение: 01.01.1970 в 03:00

Количество просмотров - 300

Яндекс.Метрика
.