--->


Владимир Басистов.

Полковник, военный летчик первого класса.

Кадры решают все.

Мне довелось ознакомиться с уникальным фактическим материалом о выпускниках Балашовского ВАУЛ 1957 года, собранным инициативной группой. Официальные документы, послужные карты более 300 человек. История военной службы каждого выпускника целого курса. Низкий по-клон людям, чьим трудом и настойчивостью увидела свет настоящая кни-га.

Вспомнил историю своего армейского пути. В военной службе было несколько поворотов, круто изменивших судьбу. Служил на командно-летных должностях, в оперативном управлении штаба, кадровом органе, в авиационном объединении группы войск, в системе управления воздуш-ным движением.

Мечта стать летчиком возникла не случайно. Отец - авиационный спе-циалист ГВФ, брат – окончил спецшколу ВВС и военное авиационное училище ранее. Семья проживала в “доме пилотов” Свердловского аэро-порта, заселенном семьями пилотов, бортрадистов и бортмехаников. В годы войны многие воевали в составе АДД и авиагрупп ГВФ особого на-значения. Это как жизнь в военном авиагородке, где общие интересы, связанные с авиацией. В возрасте 8-10 лет мальчишки неплохо разбира-лись в типах и названиях самолетов. Ф-385

В те годы у “спецов” Свердловской спецшколы ВВС приоритеты распределялись так: летчик-истребитель, летчик-бомбардировщик, военный штурман, военный инженер и, наконец, военный техник. Помню, как расстроились два медалиста взвода, когда их распределили в ВВА им. Н.Е.Жуковского. Мне предложили Балашов, минуя школу первоначального обучения летчиков. Отец одобрил. Ведь самолет ЛИ-2, в простонародье “Дуглас”, был массовым самолетом Аэрофлота. К слову, уже буду-чи лейтенантом, встретил коллегу по спецшколе, поехавшего учиться на “истребителя”, в курсантской форме.

Теоретическая учеба и летная практика в училище давались легко. Программы вывозных полетов выполнял по минимуму летных часов, не-смотря на то, что во время летной практики на самолете ЯК-18 (217-й км) пропустил месяц по болезни. С благодарностью вспоминаю летчика-инструктора Александра Федоровича Степанова, добившегося выделения отдельного самолета и увеличения нормы дневных полетов, что позволило подтянуться к группе и завершить программу вместе с курсантами. В 1972 году случайно встретил его в Балбасово. Он служил летчиком-испытателем в Багерово. Провел ведущие испытания торпедоносца на ба-зе ИЛ-18. Награжден орденом Красного Знамени. Ф-378

О выборе места службы после окончания училища не задумывался. Сейчас известно, что некоторые курсанты были дальновиднее и опытнее. Имевшие право выбора места службы стремились в Остафьево, другие вступали в партию.

Меня направили в 906 боевой авиационный полк на самолет ТУ-4 в Мелитополь. Кроме меня, там оказались Юрий Зарьков, Борис Констан-тинов, Борис Шелудько, Евгений Шульгинов. Ф-386 Вспоминаю с юмо-ром, как самостоятельно переучивался в полку на совершенно неизвест-ный самолет. Однако вскоре сдал положенные зачеты и был допущен к полетам. Повезло с командиром экипажа. Командир отряда майор Григо-рий Тимофеевич Зимин был фронтовым летчиком, летал много и в любых погодных условиях. С первых полетов обучал технике пилотирования и доверял управление самолетом. В те годы стремились сберегать летный ресурс самолетов, поэтому практиковалась тренировка нескольких штур-манских групп на полигоне в одном самолете. Часто это был самолет ко-мандира отряда. Налет получался солидный.Ф-387

В 1958 году полк попал под “значительное сокращение ВС СССР”. Самолеты безжалостно резали и ломали. Молодых штурманов, наших ро-весников, увольняли поголовно. Молодым летчикам давали право выбо-ра. Предлагали написать рапорта на увольнение всем желающим рас-статься с армией. И многие правые летчики 28-30-летние, не видевшие никаких перспектив, так и сделали. Отец меня уговаривал уволиться и приезжать в Свердловск летать на Ли-2. Но мой командир Зимин Г.Т. со-ветовал не спешить увольняться, остаться в Дальней авиации, за что я ему очень благодарен.

Выбрав службу в ВВС, вместе с Евгением Шульгиновым оказались на курсах переучивания на самолет ТУ-16, организованные на базе авиаре-монтного завода в г.Белая Церковь. Получили глубокие знания самолета благодаря профессионализму и опыту преподавателей из ЦБП (Рязань) и ШМАС (Васильков). Пользуясь конспектами, много лет удивлял инжене-ров детальными знаниями авиатехники.

В 1961 году, летая на самолете ТУ-16 в Житомире в 238 гвардейском орденоносном полку, прошедшем боевой путь во время войны, снова по-пал под “новое значительное сокращение ВС СССР”. Штурманы вновь пострадали. Их в массовом количестве отправляли в создаваемые ракет-ные полки. Помню одного штурмана, сумевшего вернуться в авиацию. Он был безмерно счастлив, хотя его мундир изрядно обтрепался. Удивляло, что расформировывались самые заслуженные полки. Возможно, это было случайное совпадение.

Служить в дальнейшем довелось во многих полках, во всех корпусах ДА. Часто встречал “балашовцев”: в Стрыю – В.Шеметова, в Рязани – В.Бричкина. В Монино учился в одной группе с В.Борисенко, В.Витязевым, В.Кривенко, Г.Нестеровым, М.Пальвалем, Г.Плюсниным. В Сольцах служил вместе с Г.Комлевым и Ю.Овсянниковым. В 1976 году вновь оказался в одной группе с В.Кривенко и Г.Нестеровым на академи-ческих курсах командиров авиасоединений. Всех вспомнить невозможно. Прошло много времени, произошло много событий.

Скорблю о своем друге Юрии Борисове, погибшем при выполнении задания. Знал о его мечте стать летчиком-испытателем вслед за своим братом В.П.Борисовым, заслуженным летчиком-испытателем, Героем Советского Союза. Рано ушел из жизни друг и однокашник по летной группе в училище Владислав Волков.

Особенно памятны годы летной службы на Дальнем Востоке. Воз-можно, потому, что насыщены событиями или были последними летными годами.

Полк перевооружался на ракетоносцы, выполнял сложные летно-тактические учения с отработкой бомбометаний по скальным укрытиям самолетов “вероятного противника” с высоты 60-80 метров, перебазиро-вался на Западный ТВД, выполнял полеты над акваториями Чукотского и Охотского морей. На завершающем этапе перевооружения на ракетонос-цы осуществил практический пуск крылатой ракеты на Каспийском мор-ском полигоне. Ежегодно на аэродроме проводили летные сборы экипа-жей Дальней и Военно-транспортной авиации по подготовке при мини-муме погоды днем и ночью. Личный состав полка принимал непосредст-венное участие в подготовке аэродрома и авиагородка к “встрече в вер-хах” Л.И.Брежнева с президентом США Дж. Фордом.

Об одном из полковых учений хочется поведать подробно, так как тема вызывала недоумение.

В 1973 году, приняв полк, узнал, что через месяц по плану выше-стоящего штаба будет проведено летно-тактическое учение на тему: “На-несение удара полком по скальным укрытиям самолетов “противника” с применением авиационных бомб”. Фактически это означало, что бомбить необходимо входы в тоннель. Конечно, время было неспокойное, не за-быт остров Даманский. Однако такой способ применения дальних бом-бардировщиков был выбран, видимо, из-за отсутствия других сил и средств и напоминал 1941 год. При этом, как действовать экипажам по-сле бомбометаний у подножия горы не рассматривалось.

По замыслу разработчиков, бомбометания производились с предельно малых высот 60-80 м бомбами, с установкой максимального замедления взрывателей (24 сек), в боевом порядке колонна отрядов, отряды – колон-на самолетов. Бомбы, сброшенные с этих высот, рикошетом от земли, за-летев во вход тоннеля, должны взорваться внутри скалы. Так считали в вышестоящем штабе. Все это необходимо было отработать в тренировоч-ных полетах с бомбометаниями на полигоне по ВПП. Разработанные ме-ры безопасности исключали попадание ведомых самолетов под взрывной “султан” от бомбы ведущего самолета (его высота достигала 120 м) при условии, что второй ведомый не отстанет от ведущего более 4-х км. В противном случае, ведомые самолеты обязаны немедленно “веером” ра-зойтись в разные стороны с набором безопасной высоты полета.

В первых тренировочных полетах отработали навыки выдерживания боевого порядка. На полигоне все оказалось сложнее, поскольку даль-ность визуальной видимости ориентиров на предельно малой высоте не-велика, и ведущий вынужден маневрировать по направлению.

В одном из отрядов второй ведомый отстал, не успел выполнить ма-невр по уклонению, попал под взрыв бомб и был накрыт падающими сверху комьями земли. К счастью, полет завершился благополучно. Эки-паж возвратился на аэродром. Однако пробоины обшивки самолета от мягкой земли поражали. Учения провели, но больше никто к этой идее не возвращался.

В конце 1977 года врачебно-летная комиссия ЦНИАГ признала меня негодным к летной работе. Другого решения трудно было ожидать. Убе-дился, что врачи ЦНИАГ больше беспокоятся о сохранении своих долж-ностей, чем о сбережении летных кадров. Вспоминаются популярные в те годы самиздатовские стихи: “Расскажу вам, братцы, как летчики-бедняги проходят ВЛК в ЦНИАГе”.

Получил назначение в оперативное управление штаба ДА. Вначале являлся “направленцем” на штаб 2 ОТБАК, затем занимался проблемами совершенствования боевой готовности полков ДА. В 1980 году корпуса Дальней Авиации переформировывались в воздушные армии. Управле-ние Командующего ДА переводилось на армейский штат. Сокращалась численность офицеров, уменьшались должностные оклады, понижались штатные категории. Некоторым офицерам, назначенным по организаци-онным мероприятиям на должности с понижениями в окладе и воинском звании, по халатности кадровиков забыли указать об этом в приказах о перемещении. В результате они пострадали при расчете пенсии.

Меня очередные сокращения также непосредственно затронули. Ко-мандующий ДА вызвал к себе и приказал прибыть на собеседование в Главное управление кадров МО. В ГУКе предложили должность в авиа-ционном отделе. В такое смутное время не посчитал нужным отказывать-ся от предложения, тем более, что существовало право назначения офицеров в центральный аппарат МО без согласия командования видов ВС.

Обязанности в ГУКе существенно отличались от прежних. Кадровая работа была знакома только с позиции командира. Начальником 2-го управления был Георгий Никитович Ковтунов. Прекрасной души чело-век, большой специалист, с которым считались главкомы видов ВС СССР. Непосредственным начальником был В.И.Климов, бывший замко-мандующего ВА. Мне назначили ответственное направление: 37-я ВА ВГК, 46 ВА ВГК, Военно-транспортная авиация, ВВС ПрибВО, БВО, ЮГВ, территориальные авиационные ВУЗы. Основные обязанности включали изучение политико-моральных и деловых качеств офицерских кадров номенклатуры Министра обороны (от командира авиаполка), под-готовка предложений о их расстановке, изучение и анализ работы коман-диров с офицерами, создание резерва кадров на основные командно-штабные должности и для направления на учебу в академии, контроль за выполнением требований положений о прохождении военной службы офицерами и др.

За пять лет работы в ГУКе побывал во всех авиагарнизонах направле-ния, познакомился со всеми командующими объединениями, командира-ми дивизий и полков своего направления. Неоднократно участвовал в ин-спекторских проверках в составе Главной инспекции МО, возглавляемой маршалом Советского Союза К.С. Москаленко. Видел различный стиль руководства. Об одних говорили: “Командующий, на которого хочется работать”. Одним из таких был командующий 46 ВА А.И. Тараканов. Другие, вместо оказания помощи молодым командирам полков, “навеши-вали” взыскания, как елочные игрушки.

Вспоминаю вопиющий случай. Командир одного из истребительных полков за шесть месяцев работы после назначения имел пять взысканий от командира дивизии. Возможно, в данном случае личная неприязнь рас-пространилась на служебную деятельность. Сколько было сломанных су-деб из-за таких горе-командиров!

В те годы Главком ВВС распорядился направлять на учебу в ВВА им. Ю.А. Гагарина офицеров в должности не ниже заместителя командира АЭ и в возрасте не старше 28 лет. Командиры отрядов стратегических са-молетов оказались вне списков кандидатов. Пришлось готовить от руко-водства ГУКа письмо на имя Главкома ВВС с обоснованием особенно-стей прохождения службы летчиками ДА. Главком согласился. В акаде-мию зачислили группу командиров отрядов. Одного из них, Гребеннико-ва В.Д., годы спустя встречал в звании генерал-майора авиации.

Приметил следующее: мы, “спецы” и “балашовцы”, были, если можно так выразиться, “последними из могикан”. После нас ликвидировали спецшколы, перевели училища на четырехгодичное обучение, прекратили направлять в Рязань на курсы командиров кораблей самолетов ТУ-16 пра-вых летчиков со средним образованием. Перевели ВВА им. Ю.А.Гагарина на трехлетнее обучение с набором только летчиков-инженеров. Кроме того, сильно давил негласно существовавший “возрас-тной ценз”. Часто выпадение из него на 3-4 месяца решало судьбу чело-века, обладавшего хорошими деловыми качествами.

В 1985 году в Чехословакии сформировалось управление ВВС ЦГВ во главе с командующим и военным советом. Мне предложили должность зам. начальника штаба объединения. Быстро укомплектовались, размес-тились, отработали боевое слаживание в отделах и взаимодействие с час-тями и штабом группы войск. Приступили к работе в соответствии с предназначением. Однако уже через два года выяснилось, что для управ-ления небольшим авиаобъединением достаточно сокращенного аппарата. Управление ВВС группы перевели на корпусной штат. Сократили ряд должностей, в том числе должность заместителя начальника штаба. Гене-ралов и офицеров перевели в другие объединения, а меня назначили на-чальником советского военного сектора - заместителем начальника Главного объединенного центра управления воздушным движением ЧССР (командиром в/ч п.п. 22532) . В то время система УВД ЧССР пере-водилась на двухзвенную схему. Создавались районные центры управле-ния. Структуру советского военного сектора требовалось привести в со-ответствие с чехословацкой. Необходимо было создать дополнительные сменные группы в аэропортах Праги и Братиславы. Разместить офицеров с семьями, обустроить центры, разработать инструкции, оснастить сред-ствами связи и локации, отработать боевое слаживание офицеров с брать-ями по оружию. Но, оказывается, все это было лишнее. Уже было приня-то решение о выводе войск из стран Варшавского договора, а также о но-вом “значительном сокращении ВС СССР”. В соответствии с этим реше-нием подлежали увольнению все офицеры групп войск, достигшие пре-дельного возраста пребывания на военной службе. Я уже не был тем мо-лодым летчиком, поэтому выбора мне не предлагали.

Три сокращения ВС и несколько оргштатных мероприятий пережил за 34 календарных года военной службы. Теперь, находясь в отставке, свободен в выборе. Но и сегодня не могу отойти от авиации, правда, уже гражданской, занимаясь организацией авиационных грузоперевозок.

В заключение хочу пожелать всем здоровья, долголетия и удачи.

Количество просмотров - 393
Поздравляем с днем рождения




Новости форума БВВАУЛ



Объявления

Объявления подробнее

Новые страницы

Новые страницы подробнее

Новости

Новости подробнее

Популярные страницы

Популярные страницы подробнее


Яндекс.Метрика
.