Анатолий Карпушкин.

Майор, военный летчик первого класса.

Раньше я летал на Ту…

Родился я в селе Пады, в 30 км от Балашова. В конце войны я наблю-дал уже за полетами самолетов в Балашове, и мечта стать летчиком с тех пор не оставляла меня. Да и какой пацан не мечтал попасть в авиацию и именно в летчики. После окончания семи классов я не знал, что делать: продолжать учиться или пытаться поступить куда-то. И вот случайно уз-наю, что мой одноклассник Анатолий Панков едет в Саратов в какую-то спецшколу ВВС. Я попросил его взять и мои документы. Недели через две он возвратился и сказал, что мои документы оставили, а его нет. Вскоре я получил повестку для прибытия на экзамены, которые успешно сдал, прошел медкомиссию и был зачислен в 8-ю Саратовскую спецшко-лу ВВС. Я с большой теплотой вспоминаю годы, проведенные в спец-школе, своих преподавателей и командиров-воспитателей. Командир ро-ты – гв. капитан Суслов Василий Михайлович – это образец офицера. Войну прошел в прославленной Таманской дивизии, был ранен, награж-ден многими орденами и медалями. Командир взвода – лейтенант Перцев Иван Федорович, ровесник моего отца, воевал на Малой Земле, был ра-нен, награжден орденом Боевого Красного Знамени. Оба офицера - об-разцы для подражания.

После выпускных экзаменов в числе 19 человек получил назначение в Балашовское военное авиационное училище летчиков. Поступили и окончили училище 16 курсантов. Порядок в армии, установленный Г.К.Жуковым, Министром Обороны в то время, дал очень многое. Я, на-пример, находясь рядом с домом, ни разу за время учебы не был в уволь-нении. Ф-141

Всю зиму занимались в УЛО теорией. В конце апреля перебазирова-лись на 217-й км и начались регулярные полеты на Як-18. Поначалу дела с полетами складывались неважно. Дело в том, что я имел неосторож-ность показать старшине умение работать пилой, рубанком и т.д. И вот мы втроем – Толя Бубнов, я и Костя Бовыкин – были определены на строительство методического городка: летние классы для каждого экипа-жа в виде беседки. Пока не построили, летали эпизодически. А тут еще инструктор посчитал, что я сам напросился на эту стройку. Я кожей чув-ствовал его предвзятое отношение ко мне. Хорошо, что он вскоре ушел на повышение. С новым инструктором у нас сразу сложились хорошие от-ношения. Виктор Алексеевич Ермолин – грамотный методист, хороший психолог. Мы с ним встречались не раз после моего выпуска. После увольнения в 1960г. из армии он летал в ГВФ в Челябинском летном от-ряде.

В середине июля 1956 г. вылетел самостоятельно. В первый самостоя-тельный полет выпускал меня командир полка полковник Салов В.Г. Это легендарная личность, каждый выпускник послевоенных лет знал и знает его не понаслышке. Ф-532

Программу первого курса закончили в конце октября. После отпуска второй курс я начал в Ртищевском полку на самолете Ли-2. Наш экипаж составили: Толя Лавренюк, Юра Масленников, Коля Шепель, Володя Комлев и я. Инструктор капитан Дубина (Глухов) Николай Григорьевич – высокий, стройный, очень уравновешенный. За все время обучения ни ра-зу не повысил голос, не говоря уже о матерщине. Он уже тогда учился в пединституте, в то время холостяк, а когда женился, взял фамилию жены и стал Глуховым. Он очень много сделал для становления нас, как летчи-ков, и наших характеров. Ведь мы в то время были еще пацанами. В по-следствии, когда я сам стал летчиком-инструктором, никогда не забывал его напутствий и стремился походить на него.

В конце октября 1957 г. нам зачитали приказ о присвоении первого воинского звания лейтенант, и по предписаниям мы разъехались по всему Союзу. Начиналась пресловутая хрущевская реформа. Начали резать на металлолом надводные корабли и новейшие самолеты Ил-28. Сколько их уничтожили – одному Богу известно.

Наш выпуск можно разделить на три группы: первая – это ребята 1935 года рождения и старше. Их сразу демобилизовали с предоставлени-ем места работы в ГВФ, преимущественно по месту жительства. Так лоп-нула мечта многих ребят, мечтавших стать военными летчиками, для чего и поступавших еще детьми в спецшколы ВВС.

Вторая – это ребята, окончившие училище по первому разряду. Их, в основном, распределили по частям ДА и ВТА.

Третья – специальная группа офицеров-летчиков ДА, направленная на стажировку в различные Территориальные Управления ГВФ. Так, я ока-зался с группой наших ребят в Красноярском Территориальном Управ-лении ГВФ. Здесь стажировались: Валерий Романов, Эдуард Игнатьев, Юрий Воронков, Генрих Вершинин, Артур Петров, Борис Галич, Борис Крылов, Константин Лестеньков, Володя Наумов. Начали летать наши демобилизованные выпускники: Михаил Васильев, Альберт Чумачев, Ви-талий Сысоев, Егор Сычев, Владимир Яновец, Борис Брезгин.

Нас распределили по экипажам. Я попал в экипаж командира с бое-вым прошлым. Работали по московскому времени, а разница с Москвой 4 часа, поэтому в осенне-зимний период летали только ночью. Основная трасса на Север: Енисейск – Подкаменная Тунгуска – Туруханск – Игарка – Дудинка – Норильск. И вокруг Красноярска: Сов. Рудник, Байкит, Тура, Кежма, Богучанск, Канск и т.д. Было установлено, что летчик спецгруппы должен иметь налет минимум 50 часов в месяц, и мы летали. У меня, на-пример, налет составлял 80-90 часов в месяц, а два или три раза налеты-вал санитарную норму (день - 8 часов, месяц - 120 часов).

Первый вылет в январе 1958 года был ночью. Естественно, о ночных полетах я не имел никакого понятия, но постепенно втянулся и все по-шло, как по маслу. Долго только не мог отоспаться: за штурвалом не по-спишь, а на земле другие соблазны. За 1958 год налетал более 800 часов. Ф-136

В сентябре телеграммой меня отозвали из отпуска и направили на курсы командиров кораблей в Иваново. Прошли теоретическую подго-товку и начали летать. Но стояла мерзкая погода, летали мало и нас от-правили догуливать отпуск. В начале января я возвратился в часть, а пол-ка нет. За время нашего отсутствия его разогнали. Доучиваться нам при-шлось в Ряжске в отдельной АЭ, относившейся к Рязани. Обучение мы все же закончили, получили свидетельства пилота ГВФ “3 класса”, вер-нулись в свои управления ГВФ и продолжили полеты. За 1959 и половину 1960 годов налетал более 1000 часов, и после окончания стажировки был направлен в 89 ОТАП (Остафьево), где встретил многих друзей и одно-кашников. Летал со многими командирами 1-й АЭ: Юрием Каменковым, Михаилом Сувви, Павлом Каплуновым, Борисом Кирилловым, Николаем Котовым и др. За два года облетал Союз от Чукотки до Прибалтики, о чем остались самые теплые воспоминания. Служба в полку мне помнится и по сей день.

В ноябре 1962 года прибыл в группе из 10 человек в 43 ЛЦ БП и пе-реучивания летного состава на Ту-16. После переучивания мы с Валерой Гориным “загудели” в Белую (без Церкви, Иркутск), где встретили много наших ребят (там побывали Валентин Самсонов, Николай Домолазов, Валентин Михайлов, Юрий Ракчеев, Иван Финоженков, Генрих Якубин-ский, Виктор Кононов, Владислав Махонченко). Это все, кого я помню.

Жизнь в Белой была, мягко говоря, тяжелой. Приехал с молодой же-ной, и пришлось жить в местном “Шанхае”, в бывшей бане. Натопишь – жара под 30, а к утру сосульки на двери и окошке. Позже комната в 3-х комнатной квартире на 3 хозяйки показалась роскошью. Жена в это время была в “положении”, полки в магазине пусты, о детском питании и ду-мать забыли, хлеб и то ограниченно – это было знаменитое хрущевское изобилие.

Полеты были регулярными, два летных дня в неделю. И вот, когда появилась дочь, приходилось мотаться в Ангарск, там снабжение было другое. Приносил домой бортпайки (если маршрут был более 5ч 30 мин), фрукты и шоколад из столовой. Летали, в основном, на маршруты и обя-зательно с практическим бомбометанием на разных полигонах и на р. Ле-на, когда приходилось бомбить заторы, спасая от затопления Якутск, Мухтую (Ленск), Бодайбо и др. населенные пункты. Мы работали по та-ким заторам полуторатонками, так как меньшие калибры для этого дела не годились. Я своими глазами видел работу впереди идущего экипажа нашего командира АЭ Игоря Саутина (штурман Лукин В.П.). Он сработал серией из 3-х бомб по затору между островком и берегом (это в районе Якутска). После взрыва затор и островок как языком слизало. Ф-134

Время шло, начала сказываться хрущевская реформа. Стало не хва-тать летчиков и штурманов, пришлось призывать уволенных ранее. В полку появился штурман – бывший председатель колхоза. Правых летчи-ков тоже хронически не хватало: у нас в эскадрилье было 3 летчика. Ино-гда мне приходилось в одну летную смену летать по маршрутам с двумя командирами. Об одном полете хочу сказать особо.

В Белой появился новый заместитель командира полка Ступак Иван Ефимович, боевой летчик. В войну на Ил-2 совершил около 200 боевых вылетов, дважды представлялся к званию Героя, но так и не получил. На-мечались большие учения. По плану полк должен был перелететь на аэ-родром Шаталово (под Смоленском), оттуда через Моздок на свою базу с посадкой на промежуточном аэродроме, который по оценке Ивана Ефи-мовича оказался непригоден для посадки полка. После долгого сидения в Моздоке мы вылетели домой, залив горючее под пробки. Эшелон 11000м, проходим Энгельс. В Предуралье из-за грозы вынуждены были подняться выше. В районе Свердловска на высоте 13300м приходилось обходить шапки мощных кучевых облаков по верхней кромке. В общем, мы шли по потолкам. Прошли Омск, Новосибирск, Красноярск и благополучно сели на своем аэродроме. Общее время полета составило 6 ч 30 мин. Запас то-плива после приземления был 6,5 тонн или еще на час с лишним полета. Но у командира телефон не смолкал всю ночь, начальство требовало объ-яснений, так как Ту-16 на таких режимах (максимальная дальность и про-должительность) не летал.

Жизнь продолжалась, я летал, набирался опыта, попал в категорию “опытный правый летчик” c перспективой попасть на правое сидение 3М или Ту-95. Это значило из одной “дыры” попасть в другую. Кто служил в тех местах, тот поймет меня. И вот когда появился шанс покинуть эти благословенные места, я его не упустил, правда, пришлось начинать все с начала: частная квартира, новый коллектив, правое сидение и т.д. Я пере-брался в Рязань в 43 летный центр вторым летчиком на Ли-2. Но уже че-рез несколько месяцев перешел помощником командира корабля самоле-та Ту-124-Ш-1. Летать приходилось много, но эти полеты приносили только удовольствие. Правда, был полет, о котором я до сих пор вспоми-наю с содроганием.

В апреле 1972 года в Зябровке, где была наша эскадрилья, произошла катастрофа самолета Ту-16. Самолет после второго разворота упал в бо-лотистой местности, экипаж погиб. Наш самолет находился на регла-ментных работах. Весь руководящий состав центра находился здесь же. Дней через 10 после трагедии мы вылетели домой. На левом сидении - начальник летного центра Крейнин Давид Маркович, я на правом, штурман - Половеев Виктор Федорович. По маршруту нам предстояло пересечь несколько трасс из Москвы на Юг. После Брянска мы попали в грозу. Я запросил Москву разрешение изменить эшелон полета, на что получил ответ: эшелон не менять (3500 м), обходить грозу, в Московскую зону не входить. Самолет начало трясти и бросать вверх-вниз так, что нам вдвоем с трудом удавалось держать его в горизонтальном полете. При подлете к траверзу Тулы я наклонился к штурману, чтобы уточнить время пересечения трассы. В этот момент, даже миг, в носу самолета сверкнуло, раздался глухой удар. Самолет как будто на что-то наткнулся – это была шаровая молния. В какой-то миг я со штурманом увидели этот шар (размером в диаметре 20 х 30 см). Лобовые стекла были в сплошном огне. По передней кромке крыла срывались жгуты огня толщиной с руку. После посадки оказалось: кромки лобовых стекол оплавлены, обтекатель антенны радиолокационного прицела закопчен и пробит, как будто крупной картечью. В общем, нам крупно повезло. Я до сих пор удивляюсь, как же мы не сгорели! После расшифровки бароспидограммы оказалось, что броски по высоте доходили до 250 м вверх-вниз. Все таки прочные самолеты выпускала наша промышленность! Ф-213

В том же году я стал командиром корабля, летчиком-инструктором. Через полтора года получил первый класс. Основное предназначение са-молета Ту-124-Ш-1 подготовка штурманов. Со своим экипажем облетал все аэродромы ДА. Возил студентов-лесотехников, египтян, иракцев, ли-вийцев.

В возрасте 40 лет был списан с летной работы. Пять лет был на штаб-ной работе в ГСВГ. Демобилизовался в возрасте 46 лет с выслугой 44,5 года. Налетал 4500 часов.

Не раз задавал себе вопрос: как бы сложилась моя судьба, если бы не поступил в спецшколу ВВС? И не мог дать однозначного ответа. Поэтому я благодарен судьбе за то, что так она сложилась. И если бы пришлось начинать все сначала, я выбрал бы ту же дорогу, о которой ничуть не жа-лею.

Количество просмотров - 951

Поздравляем с днем рождения




Новости форума БВВАУЛ



Объявления

Объявления подробнее

Новые страницы

Новые страницы подробнее

Новости

Новости подробнее

Популярные страницы

Популярные страницы подробнее


Яндекс.Метрика