Николай Чужинов.

Майор, военный летчик первого класса.

Странички из жизни.

Родился я в мае 1937 года на прекрасной чернозем-ной земле Курской области /ныне Белгородской/ в крестьянской семье третьим ребенком. Рано, когда мне еще не было трех лет, умерла мама, а в июле 1941 года верхом на плечах отца проводил его в армию. Через год почти рядом с домом, в районе города Салтов Харьковской области, в результате сталинско-тимошенковской наступательной авантюры погиб и кавалерист- отец. Вот так от большой семьи в семь человек, (а с нами жили старенькие дедушка и бабушка по отцу), осталось трое сирот: се-стре Паше - 14 лет, брату Павлику - 12 лет, мне - 4 года .Вскоре умерла бабушка , и теперь с нами остался беспомощный дедушка. Ему было около 80 лет. Выжили. Сестра и брат работали в колхо-зе на полевых работах. Семье помогали бабушка и дедушка по материнской линии и родня.

Помню один случай. Это было в 1943 году, когда разбитые румынские части, беспорядочно отступая, добывали себе пропитание разбойничьим способом. Мы с инвалидом дядей за-крылись в доме. Я поднялся на цыпочки и увидел в окошко, как один румын взял длинную хворостину и начал гоняться за кури-цей, а винтовку оставил около крыльца. Я решил, что быстро ото-двину задвижку дверей в сенях, возьму винтовку, передерну за-твор и, направив винтовку на румына, нажму курок. Я даже не знал, смогу ли справиться с оружием. От этого подвига меня удержал дядя, когда я уже наполовину отодвинул задвижку.

В 1944 году пошел в первый класс. В Рождественской семи-летней школе их было два. Меня пожурили за то, что я один при-шел без карандаша, и в этом году я в школу больше не по-шел.

В школе учился хорошо, без троек. Со временем перед мно-гими ребятами встал вопрос выбора дальнейшего пути. Те, у кого были родители, пошли учиться в техникумы или в средние школы соседних сел. Меня учить дальше было некому. К тому времени сестра вышла замуж, брат женился и ушел в армию. Остались в доме я и его жена Настя с дочкой. Стало известно, что есть такие специальные школы, где можно получить среднее образование, находясь на государственном обеспечении, а потом поступить в военное училище.

Недалеко от нас, в городе Харькове, была артиллерийская спецшкола, но туда я не захотел поступать. А в городе Курске на-ходилась 4-я спецшкола ВВС, куда меня потянуло. Желание стать летчиком было еще мной не осознано, созрело оно уже в ходе учебы в спецшколе. Отправил документы и затем был вызван на экзамены в восьмом потоке, так как на каждое место было 8-10 претендентов.

Диктант по русскому языку написал на “пятерку”, а по не-мецкому получил “двойку”. Медкомиссию прошел успешно, но отправился домой без всякой надежды. Однако судьба рас-порядилась по-своему - меня приняли.

Годы учебы в спецухе были одними из лучших и резко отли-чались от моей прежней жизни. Большой город, проживание в коллективе сверстников и обстановке строго регламентированно-го распорядка. Многое я постигал здесь впервые, здесь зарожда-лась и окрепла моя любовь к авиации.

Не забыть, как в перерывах между часами самоподготовки, в коридорах школы под аккордеон старшеклассники учили нас, “са-лаг”, танцам. Ну, а в конце учебы, в прекрасном актовом зале школы, паркет которого натирался нами мастикой до зеркального блеска, мы показывали истинный класс. Танцы собирали лучших девчат города Курска, и мы с нетерпением ждали каждой суббо-ты. Здесь впервые многие из нас коснулись юной девичьей руки и повели в вальсе, танго, фокстротах, польках и прочая.

Особенно запомнилась жизнь в летнем лагере. Лагерь рас-полагался в сосновом бору урочища Солянка. Песчаные до-рожки разделяли ровные ряды палаток на 10-12 человек. Тут же грибок для дневального. У нас были немецкие автоматы с просверленными стволами. С ними мы в ночное время патру-лировали вокруг лагеря. Между лагерем и рекой Сейм распо-лагался луг, служивший нам стадионом, где каждое утро под музыку оркестра в течение 30-40 минут делали физзарядку. А потом - в речку. Здорово! В выходные дни стадион превращал-ся в эстрадную и танцевальную площадки.

Но вот пришло время сдачи экзаменов на аттестат зрело-сти. Сочинение написал на “четверку”, а вот устный экзамен по литературе меня подвел. Мне трудно давался В.В.Маяковский. Как назло, вопрос оказался по творчеству В.В.Маяковского. О поэте и поэзии. Я убедил себя и сказал ре-бятам, что билет с этим вопросом положу сразу, не отве-тив.

Вытащил билет с этим вопросом и положил его обратно. Оль-га Даниловна Старова, наш преподаватель по русскому языку и литературе, удивленно подняла глаза. Член комиссии, преподава-тель химии Гуревич предложил подумать и ответить, но я уперся. Все-таки разрешили взять второй билет и снизили оценку за эк-замен до “тройки”. Это была единственная тройка в аттестате .

Прошли медкомиссию, но далеко не все были признаны год-ными к летной работе. Мои друзья Коля Маслов и Ваня Лыткин оказались годными только в технические училища. Теперь насту-пил второй этап выбора, в какое училище поступать. Когда над школой при взлете проносились с оглушительным ревом красно-звездные Миги, сердце замирало, юношеское желание тянуло в "ястребки". Думалось: “Вот бы и мне так!” Но приехал майор Смагин для отбора кандидатов в Балашовское училище. По-строили нас, и он отобрал наиболее крупных ребят. В их число попал и я. Так я стал "бомбером", как потом стали звать меня друзья, также подписывали и фотографии на память.

В Балашов съехались “спецы” со всех школ СССР. Особенно красиво одетыми, по моему мнению, были наши курские и киев-ские ребята: зеленые гимнастерки с золотыми погончиками (мы их сами делали из золотой парчи офицерских погон), фуражечки с 1,5-2 см козырьками, синие габардиновые брюки-клеш до 40 см со стрелками-ножами. Все после отпуска загорелые, румяные.

И вот этим ребятам приказали эту красоту сдать и одели в солдатскую зеленую робу. Выдали портянки, керзачи и пилотку. Разделили по взводам и ротам. Началась строевая муштра курса молодого бойца и трудовые будни. Мы строили гаражи из шлака, на крышах которых пайка черного хлеба казалась лакомством, и выполняли многие другие работы по принципу “два курсанта за-меняют лошадь”.

Дисциплина была во всем училище строжайшая. И в этом "за-слуга" начштаба полковника Возницкого Виталия Владимирови-ча, а помогали ему в этом наши командиры взводов и рот. Осо-бенно усердствовал капитан Абов. Выпускник Ташкентского пе-хотного училища думал ,что ему удастся переломить наше чело-веческое вольнодумство, но он не разумел , что мы выпускники спецшкол ВВС, и если мы по команде:“Запевай!”- молчим, то ни-какой марш-бросок, которым он нас наказывал, действия не во-зымеет. Или, если по команде “Запевай!” мы вместо "ласточка-касатка быстрокрылая" пели "пошел купаться Уверлей, оставил дома Доротею,"- и т.д., следовала команда: “Отставить песню!” Но мы, чеканя шаг, продолжали петь, и видели, как рыжий Абов непомерно наливается кровью и готов лопнуть от возмущения. Ф-613

Запрещалось ходить в военторг за покупками в одиночку, только строем, не менее 3-х человек и под командой. Это очень угнетало и унижало. Что же касается теоретической учебы, то здесь можно сказать только слова благодарности в адрес всего преподавательского состава. Легче стало, когда приступили к летной практике. Все ее ждали с большим нетерпением. Трудно-сти этого этапа учебы воспринимались уже как должное. Курс летной практики на самолетах ЯК 18 и ЛИ 2 был очень насыщен, но теперь к трудностям добавились радости. Чего стоит первый самостоятельный полет на самолете ЯК 18. Он и тревожил, когда вместо инструктора во вторую кабину положили мешок с песком, но каждый из нас и ликовал, оказавшись один в воздухе, а после посадки был на седьмом небе от счастья, что все получилось. Ура! Ну а выполнение фигур высшего пилотажа, особенно што-пора, даже с инструктором, вызывало уже немножко другие эмо-ции, в том смысле, что мы уже чему-то научились. Спасибо моим инструкторам Татарникову Александру Ефимовичу, Беляеву Вик-тору Прокопьевичу, Недвиженко Евгению Николаевичу за их не-легкий труд, за преподанные азы летной профессии. Училище за-кончил по первому разряду, что давало право выбора места служ-бы. Я выбрал Эстонскую ССР, город Тарту, где базировался полк самолетов ТУ-16, на которых я хотел летать.

В Тарту нас приехало человек 12-15 из Балашовского и Там-бовского училищ летчиков. Собеседование с нами проводил за-меститель командира корпуса генерал Белый. Сначала были жи-тейские вопросы, беглый опрос о том, что мы из себя представ-ляем и что знаем, а в конце беседы генерал задал такой вопрос: "А кто мне скажет, сколько химических элементов из таблицы Менделеева участвует в полете?" Все опустили глаза,- “лишь бы не меня”... Но генерал, стоя в импозантной, самодовольной позе, (говорили что он выходец из артистической среды) ,знал, что во-прос останется без ответа и начал говорить сам: " Видите, вы уже затрудняетесь ответить, так что ленинское крылатое выражение "учиться учиться и еще раз учиться" будет к месту ". Распреде-лили нас по частям 74-го тяжелобомбардировочного отдельного корпуса, которым командовал генерал Н.С.Гусаров. Дивизии ба-зировались в Тарту, Сольцах, Острове. Лейтенанты Н. Чужинов, В. Степанов и Е. Сысоев были оставлены в городе Тарту, в транспортном отряде управления дивизии на самолетах ЛИ-2. Пока мечта о ТУ-16 не сбылась...

Начиналось время хрущевских гонений на авиацию. Дивизию сразу же расформировали, и нас уже другим приказом перевели в отряд управления корпуса. Нас оказалось много, и один экипаж вместе с самолетом перевели на аэродром Оленья. Так я оказался в Заполярье. Честно говоря, потом завидовал ребятам, которые сразу попали в Остафьево. Но ведь я хотел в реактивную авиа-цию. До марта I960 года пролетал вторым пилотом ЛИ-2, но на-доело: бесперспективно и пьяно. В перерывах между полетами изучил самолет ТУ-16, сдал зачеты. Вакансия в местной эскадри-лье самолетов Ту-16 была, и мой рапорт о переходе удовлетвори-ли. Первый полет на реактивном самолете в экипаже командира АЭ подполковника Н.Ф.Быкова был на стрельбу по наземным целям: елочкам, выложенным в виде самолета на полигоне юж-нее Хибинских гор. Я впервые пилотировал этот самолет. Все прошло успешно. Некоторые экипажи эти цели-невидимки не отыскали. В этом случае разговор командира экипажа со штур-маном по внутрисамолетному переговорному устройству напо-минал "Письмо запорожцев турецкому султану". Ф-558

В 1962 году был направлен в Рязань, на курсы подготовки командиров кораблей, а затем командиром корабля в Шайковку, где прожил 3 месяца в “клоповнике”. После этого был направлен на стажировку в Аэрофлот, летал в Хабаровском авиаотряде на самолетах Ту-104.

Прежде всего, понравился сам город, могучий Амур. Удиви-ли ливневые дожди, как будто кто-то опрокидывает тебе на голо-ву несколько ведер воды. Трудно было найти жилье для семьи. Найденное было не лучше шайковского, только теперь с крыса-ми.

Здесь мы познакомились с жизнью и работой экипажей граж-данской авиации, увидели, как командиры эскадрилий руководят, планируют подготовку и летную работу экипажей. Мы увидели высокое летное мастерство командиров лайнеров, как они в силу своей подготовленности довольно самостоятельны в принятии решений на вылет. Конечно, это не могло не понравиться, и об этом очень хорошо сказали в одной из телепередач генералы П.Дейнекин и В.Степанов .

После Аэрофлота началась трудная армейская служба коман-диром корабля в Тартусском гарнизоне, в 132 тбап.

Конечно, у всех эта служба была разная в зависимости от за-нимаемой должности, а значит и мера ответственности тоже.

Десять лет прослужил в должности зам. командира АЭ по по-литчасти. Из них девять лет эскадрилья носила звание "отлич-ной". Я, летчик первого класса, инструктор по всем видам летной подготовки, временно исполнял обязанности замполита полка и командира эскадрильи. Награжден орденом Красной Звезды.

Наиболее сложными и запоминающимися, с профессио-нальной точки зрения, были взлеты отрядом на самолете ТУ-16: одновременно два взлетают с бетонной полосы и один - с грунта ночью с полным полетным весом.

Особо запомнился плотный боевой порядок полка, приду-манный для преодоления ПВО противника. Мы его называли "сосиской". Полк в колонне отрядов занимал глубину 8-10 км т.е. отряд от отряда на дистанции 800-1000 метров с превышением над впереди идущим отрядом 20-30 метров, а боевой порядок от-ряда - клин самолетов в плотном строю. Построение сложное, возможно было только в дневное время, и было непредсказуе-мым в случае входа экипажей в облака. Экипажи часто попадали в струю. Боевой порядок требовал много времени для сбора, при этом головной отряд следовал на предельно малых и малых вы-сотах. Такой способ преодоления ПВО демонстрировал наш полк командованию стран Варшавского договора на полигоне Вит-шток в ГДР. Вел полк командир полка полковник В.Р.Тухватуллин. Я у него был правым ведомым, а левым – за-меститель командира эскадрильи майор В.Т.Толчеев .

В своих воспоминаниях о подробностях службы я не пи-шу, так как она была у всех примерно одинакова, но весьма значительно зависела от географического местоположения и "придворности" авиагарнизона.

В 1978 году по состоянию здоровья я был уволен в за-пас.

После увольнения работал на Ремонтном заводе мастером, зам. нач. цеха по ремонту агрегатов ракет самолетов ТУ-16, ТУ-22 . В 1985 году попал в онкологическую клинику. Там сделали операцию, получил инвалидность и с тех пор "чис-тый" пенсионер.

Работая на ремзаводе, "выбили" землю под дачный коопера-тив на 30 участков по 10-12 соток. Построили домики по вы-бранным проектам, и теперь с апреля по октябрь живем на даче в 40 км. от Тарту, недалеко от Чудского озера.

В 2001 году завел пасеку, теперь есть очень приятное и по-лезное

занятие. Ф-616

Женился в городе Тарту в 1958 году. Жена окончила Тартус-ский

университет. Имею дочь и сына. Дочь тоже закончила уни-верситет, работает преподавателем русского языка в эстонской школе. Подарила мне двух внуков. У сына неоконченное высшее образование. Сейчас работает строителем.

Пенсию мы здесь получаем как и военные в России, только в переводе на местные кроны по курсу. Это мало, особенно для технического состава. У них сейчас пенсия меньше, чем у мест-ных жителей. Это примерно около 8000 в рублях.

Мы здесь каждые пять лет ходатайствуем о виде на жительст-во, где указываем все сведения: от рождения до сегодняшнего дня (в каких частях должностях и гарнизонах служили).

Думаю, было бы очень хорошо, если бы П.Дейнекин сам на-писал книгу о себе и однокашниках или издал под своей редакци-ей книгу воспоминаний однокашников по корпусам (с иллюстра-циями).

Я с удовольствием несколько раз перечитывал книгу воспо-минаний бывшего командующего ДА В.В.Решетникова "Что бы-ло то было". Но это о его боевом поколении, а хотелось бы иметь продолжение в виде хроники жизни и службы послевоенного по-коления дальников, балашовцев.

Спасибо вам за то, что вы делаете! Дай бог вам здоровья и сил на это дело!

Собираюсь на юбилей, если не подведет здоровье.

С уважением,

Николай Сергеевич Чужинов.

Количество просмотров - 376

Поздравляем с днем рождения




Новости форума БВВАУЛ



Объявления

Объявления подробнее

Новые страницы

Новые страницы подробнее

Новости

Новости подробнее

Популярные страницы

Популярные страницы подробнее


Яндекс.Метрика
.